Главная » Статьи » АП

Константин Кедров: Компьютер любви

Поэт Константин Кедров – пророк в своем отечестве. Но, согласно, не лучшей русской традиции, пока еще так и не услышан широкими массами. Его пророческая поэма под названием «Компьютер любви» о главенстве Любви над суетными страстями была написана в 1983-ем году, когда о компьютерах в мире только начинали говорить. Но именно в этой поэме были заложены Смыслы, которые во многом должны задавать  правильный ритм человеческой жизни, который пока еще по невежеству определяют совершенно другие ценности.

- Константин, ваша поэзия – это целое мироздание. Как к вам приходит поэтическое откровение?

- Свыше, но это Свыше находится у меня внутри, вот здесь (показывает на грудь). Недавно ближе к Пасхе написано: «И выше всех небес Бог во мне воскрес!» То есть выше всех небес, но это во мне. Я считаю, что неправильно в школе учат, что ты внутри Вселенной, что ты - частичка Вселенной. Это не так. Лет в пятнадцать я понял, что человек - это изнанка неба, а небо – это изнанка человека. И мы собой объемлем все Мироздание, его вмещаем, и оно кажется меньше человека. И какой бы человек ни был, он все равно больше Мироздания. Мы этого не понимаем, и все время с благоговением смотрим на окружающий мир,  а на самом деле, мы окружаем мир, мы! А затем уже встает вопрос о масштабе личности, но это уже другой вопрос. Конечно, мы – дудочки Божии. У меня есть такое: «Наградил меня Господь дудочкой в аду, ду-ду-ду-ду ду-ду-ду-ду». Все мы дудочки  в аду, но в тоже время и в раю. Рай в нас находится, и мы его делаем,  как можем, видимым и зримым. И это дает огромную радость, несопоставимую ни с какими гонорарами, которых и нет, кстати. Так мудро задумано.
 
- Не случайно говорят, что человек сделал самую большую ошибку, когда бросился познавать Вселенную, не познав самого себя. Не сумев Гармонию создать внутри себя…

- Разумеется. Лучше человека все равно ничего не создано. Прекрасно, что есть телескоп, который расширяет пределы зрения, прекрасно, что есть микроскоп, который уводит в невидимый мир. Но  самое прекрасное, все равно, глаз. Без глаза нет ни цвета, ни света. Там есть какие-то волны и физические соотношения, но они все мертвы без глаза.
 
Можно человека ругать, критиковать, но при этом помнить, что все-таки самая большая тайна – человек. Достоевский сказал, что человек – есть самая большая тайна. Я всю жизнь разгадывал эту загадку, не разгадал, но нисколько не жалею о затраченном времени. Достоевского интересовали разные характеры, я бы никогда не заинтересовался Раскольниковым, у меня не может быть вопроса, можно ли убивать? Я знаю, что нельзя. А его интересовало. Поэта же интересует только своё «я», но узнав свое «я», он начинает встречаться с очень многими людьми. Скульптор Григорий Потоцкий смог словами объяснить мои стихи, потому что он сам так же чувствует. Так и происходят встречи, эти встречи называются Искусство. Ученые называют Ноосфера, но атмосферу можно изобразить, потому что она вокруг нас и внутри нас, потому что мы ею питаемся, а ноосфера только внутри нас. Как сказал мой друг космонавт, дважды побывавший в космосе: «Самое интересное в космосе – экипаж. Человек, люди».
 
- Константин, может ли поэт дать ответ человеку на извечный вопрос « В чем смысл жизни?»

- Каждое стихотворение - это ответ. В постмодернизме существует сегодня культура отчаяния. Но это культура, это еще не искусство. Если отчаянье, то это еще не искусство. Искусство в конечном итоге - всегда радость. А как это получается, как это переплавляется в бесконечную радость, этого никто не знает, этого не должно по идее быть. Потому что говорят: «Ну что вы радуетесь, посмотрите, что кругом творится?» Ну что, разве мы не видим, что кругом творится? Прекрасно видим, но нас не интересует, то, что кругом, нас интересует то, что здесь, в душе и в голове.
 
- Вы согласны с таким утверждением, что произведение искусства, проживая века, является постоянным  передатчиком тех переживаний, которые владели художником в момент творения?

- Вы сказали, а у меня жар идет. Я боюсь такие вещи произносить, потому что скажешь, и ученые начнут датчики разные устанавливать, измерять длину волны и прочее,  а этого не надо делать. Нужно просто слушать, смотреть,  и всё. Потому что эти процессы, слава Богу, никакая наука никогда не узнает, я уважаю науку, к слову сказать. Она прекрасно изучает сферу разума, но надо понимать границы. А там дальше уже человек.  О человеке можно сказать много всего плохого, и говорят, особенно в постмодернизме. Они любят над человеком смеяться, так и надо делать – надо над нами смеяться. Но при этом надо помнить, что каким-то странным замыслом Творца поэты переплавляют все в радость. Бетховен это делал здорово, а Моцарт, может создаться впечатление, вообще в раю жил. У меня есть друг Марина Вольфсон, преподаватель института имени Гнесиных, которая как-то спросила меня: «А вот в чем все-таки секрет Моцарта?» Если бы я ответил на это вопрос, то мне надо было поставить памятник где-нибудь в самом лучшем месте Москвы. Секрет Моцарта – Моцарт. В чем секрет скрипки Страдивари? Ищут изгибы, изучают клей, еще какие-то глупости. А секрет Страдивари – это сам Страдивари. А по программе произведение создать невозможно. Дай я скажу что-нибудь эдакое. Ничего не получится. Как говорит мой друг Андрей Вознесенский: «Стихи не пишутся, стихи случаются». Не написал, случилось так.


 
- Как у Анны Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда, как дикий одуванчик у забора, как лопухи и лебеда?»

- Вот тут я с ней согласен. Может, у Ахамтовой так. Нет, не из сора, всё из души идет. А как это получается, никто не знает. Тайна. Никто даже не знает, что такое поэзия. Мне недавно кто-то сказал: «А не важно, какие у поэта рифмы». Зачем же он тогда пишет в рифму? Это странно очень. Очень важно, какие рифмы. Платон понимал, что от неправильного созвучия, неправильного музыкального лада рушится государство.
 
- Можете пояснить?

- Могу. Когда регент в церкви с камертоном в руках ударяет и берет ноту Ля, и вокруг этого Ля все вокруг выстраивается. И когда этого Ля нет, то любая гармония превращается в дисгармонию. А у нас Ля – это мы сами. Очень важно не сфальшивить.
 
- Где же взять дирижера, который будет правильно держать палочку в руках?

- Платон ошибся в одном, сказав: «В правовом государстве должны управлять мудрецы». Потом подумал: « А куда поэтов девать?» Они не вписывались в эту схему. Например, у Гомера боги то плачут, то смеются, даже интригуют. Не хорошо. Но если это убрать из Гомера, то не получается Гомер. А как надо сделать? Надо их всех увенчать лавровым венком, создать им идеальные условия и сослать на необитаемый остров. Платон себе и напророчил, когда к власти пришел тиран, он его на этот остров и сослал. И там бедняга сидел довольно долго. А надо наоборот. Поэты как раз и знают, и говорят правду. Отсюда и известный всем пушкинский пророк: «Восстань пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею моей, и, обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей!» А вначале у него было: «Восстань пророк России, восстань ,и с вервию на вы к губителю явись». Вроде политически все правильно. Но потом Пушкин понял, что политика – это все преходящее и все это ерунда, а поэт должен говорить о самом главном. И тогда он сказал: «Пойдите прочь, какое дело поэту мирному до вас». Поэт должен творить «Не для житейского волненья, не для корысти, ни для битв, мы рождены для вдохновенья, для звуков сладких и молитв». Вот мы для этого и рождены.
 
- Получается, что политики настраивают человека на  ценности, которые не являются определяющими для человека? 

- В советское время говорили о них так: «Их надо еще и жалеть». Ведь какой убогой жизнью они жили! Генсеки не могли никуда выехать даже свободно, у них каждый шаг был регламентирован. Они и себе сделали тюрьму, а не только нам. Политика тоже должна быть. Но политики не должны лезть в культуру, в науку, в частную жизнь человека. Долгое время этого не было, а сейчас опять полезли. В науку полезли, и это бедствие.  Нельзя, ни в коем случае! Потому что есть призвание – призвание ученого, призвание поэта. А есть тяжелая участь политика – разгребать Авгиевы конюшни. Но самое главное – не мешать. Капица, с которым мы дружим, недавно сказал: «Культуру надо вводить как картошку при Петре Первом». Я сначала было согласился: «Здорово сказано», а потом подумал и сказал: «Сергей Петрович, не надо, ради Бога». А то ни культуры не будет, ни картошки. Почему-то, как только что-то начинают вводить, так это сразу исчезает. Вы процитировали Ахматову: «Растут стихи, не ведая стыда…» Ну да, как-то само это происходит.
 
- Константин, а за что вы получили орден, который красуется у вас на груди?

- Чтобы не походить на Брежнева, я не надел второй. Дело в том, что в 2003 и 2005 годах Интернет присудил мне премию «Поэт года» за поэму «Компьютер любви». Причем не было никаких комиссий, просто людям сказали: «Назовите, что вам больше всего нравится». Они меня не знают, я их не знаю. И шестнадцать с половиной тысяч человек нажали кнопочку и выбрали «Компьютер любви». Это моя поэма была написана в 1983 году.
 
- Тогда и про компьютеры никто ничего толком не знал…

- Я про компьютеры тогда прочитал небольшую заметочку в журнале «Наука и жизнь», что есть такая машинка, которая сама стихи пишет. Я тогда по глупости своей подумал,  что она на самом деле стихи какие-то пишет. Но я сразу понял, что это про меня они пишут, я такой компьютер, но только «Компьютер любви».
 
- Вы сказали о переплавке трудностей в радость. Но Творец всех создал по своему образу и подобию и, очевидно, задача человека - стать творцом, выйти за пределы Вселенной и нести радость всей Вселенной…

- За пределы Вселенной, очень правильно сказано. В своей книге «Поэтический космос», изданной в 1989-ом году, в послесловии которой написано, какой я нехороший и идеалист, я перечисляю иллюзии плоской Земли. Мы видим Землю плоской, а она круглая, мы видим себя внутри вселенной, а это не совсем так, и мы внутри, и она внутри нас. Мы видим себя меньше Вселенной, а  человек больше всей Вселенной. Но для того, чтобы поменять свое знание, нужен переворот, такой, когда перешли от плоской Земли к круглой, от системы Птолемея, к системе Коперника, когда  открылась «бездна звезд полна…». Теперь, всю эту бездну надо в себя вместить. Для этого нужен переворот - инсайтаут – переворачивание. «Человек – это изнанка неба, Небо – это изнанка человека». Видимо пользователи интернета это почувствовали, когда за меня проголосовали.
 
- Сейчас мы живем в интересное время, которое называют «Квантовым переходом», условный пик которого придется на 21 декабря 2012 года…

- Всегда впереди маячит дата. Но конец света происходит каждую секунду, каждое мгновенье. И тут нет ничего страшного. В Евангелии было сказано: «Будут войны и землетрясения, всему этому надлежит быть, но это еще не конец».  Мы уже оказались свидетелями падения империи, мы читали в учебниках, как это происходило раньше – был Древний Рим и нет его. А мы видели  - вот был Советский Союз и нет Советского Союза. Мы оказались на грани столетия, на грани тысячелетия. Повезло нам со страшной силой. Еще совсем недавно мы не знали, что такое интернет, сотовый телефон. Но все это мелочи по сравнению с тем, что будет, когда люди узнают, что такое современная поэзия и что такое современное искусство. Сейчас они об этом не имеют ни малейшего представления. Они говорят про картину Пикассо: «Это великая картина, она стоит 45 миллионов долларов!» Что за чушь?! Как может измеряться долларами, деньгами картина?  Они бы не обратили никакого внимания ни на Малевича, ни на Кандинского, ни на Матиса, если бы их картины не покупались бы за бешеные деньги. Вот это безумие времени. Сумасшествие. И мы о нем сейчас говорили.
 
- Но мы приближаемся к Золотому веку, по-вашему?

- А мы уже в нем живем. И все художники, поэты, музыканты настоящие уже живут в Золотом веке. Можно представить, что прошлое где-то там, будущее тоже где-то там, а вот настоящее, где мы живем. Я нарисовал другие часы – это было в программе у Капицы – время движется из прошлого и будущего и встречается в настоящем.  Не случайно настоящее носит такое название, оно никогда не проходит. Рай постоянно переносят или в прошлое или в будущее, а на самом деле, здесь и сейчас все происходит, и мгновение вмещает в себя всю бесконечность мира, всю без остатка. Одна человеческая жизнь больше всей Вселенной. Так мы устроены. Другое дело, что одни это могут выразить словесно, а  другие - нет. Поэтому мы так дорожим жизнью, что она вмещает в себя всё. Жизнь по природе своей бесконечна. В школе мордовали и говорили: «Возникла». Глупость это. Жизнь не может возникнуть, жизнь всегда была.
 
- Мне бы очень хотелось, чтобы  наши современники знали о настоящей поэзии. Может быть, вы нам прочитаете что-то свое самое любимое?

- Я тогда и прочитаю вам «Компьютер любви» (смотрите на видео)

Андрей Поляков, Светлана Мельникова (2010-й год)

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Необъяснимые артефакты. «Золотая экспедиция» Андрея Полякова

Андрей Поляков. Арарат. Ноев ковчег (По следам Ноя, 2003)

Андрей Поляков. Древние Курганы приоткрыли тайну

Андрей Поляков - русский Индиана Джонс

Категория: АП | Добавил: Bro (24.09.2018)
Просмотров: 7289 | Теги: Константин Кедров, Григорий Потоцкий, поэзия, компьютер любви, наука | Рейтинг: 5.0/167