menu
person

Проблема кризиса математики

"С самого начала надо остерегаться ошибок в самых основных положениях, иначе, блуждая по всему физическому учению, мы неизбежно уклонимся далеко в сторону"
                                                                                                    М. В. Ломоносов

Основная проблема современного состояния науки заключается в отсутствии единого языка Познания, на звание которого вправе была бы претендовать математика. Однако кто задавался вопросом, какая математика? Существует 3 качественно отличные математики.

1) Классическая математика, на которой базировался процесс познания до начала ΧΧ века. Эта математика основана на парадигме непрерывного пространства и 29-и аксиомах ( очевидных утверждениях, которым следует слепо верить), цементирующих раздельное качественное (геометрия) и количественное (теория чисел) отображение природы. В связи с этим она игнорирует один из всеобщих законов природы – закон взаимовлияния количественных и качественных изменений и, более того, разрушает материю в «канторову пыль», а точнее в «канторово ничто». Коварство очевидности демонстрирует геоцентрическая модель мира.

Эта математика пригодна для приближённого интегрального описания реальных проявлений природы, проведения инженерных расчётов объектов макромира и точного описания абстрактного (абсолютно пустого, а потому сколь угодно мерного идеалистического) пространства. 

Образная аналогия – непрерывная виртуальная  нить – «геометрическое место».

2) Квантовая механика, придуманная физиками, убедившимися в неработоспособности классической математики в микромире. Эта математика основана на парадигме дискретного пространства. Она так же неадекватна реальному пространству, полностью (природа не терпит пустоты) заполненному прижатыми друг к другу гравитацией атомами.
Она пригодна для описания отдельных проявлений микромира.

Образная аналогия – рассыпанные бусинки.

3) Объективно существующая математика природы, реализующая парадигму дискретно-непрерывного пространства. Она основана на природных мерах пространства (атом) и времени (цикл) и отображает  объекты природы с учётом того, что число (например, атомов) образует (в зависимости от условий образования) форму и наоборот, что воскрешает утраченное после разгрома школы Пифагора единство качественно количественного отображения.

Образная аналогия – мозаика из атомов.

Краткому обзорному описанию математики природы как универсального языка её познания и посвящена это работа.

Но сначала мы посмотрим, что происходит с двумя первыми «человеческими» математиками? 

Сложившаяся ситуация прекрасно описана в книге Н. Бурбаки «Очерки по истории математики», где отмечается, что «…статьи по чистой математике, публикуемые во всем мире в среднем в течение одного года, охватывают многие тысячи страниц. Не все они имеют, конечно, не одинаковую ценность; тем не менее, после очистки от неизбежных отбросов (если бы очистку делали сами математики!)* оказывается, что каждый год математическая наука обогащается массой новых результатов, приобретает всё более разнообразное содержание и постоянно даёт ответвления в виде теорий, которые беспрестанно видоизменяются, перестраиваются, сопоставляются и комбинируются друг с другом. Ни один математик  не в состоянии проследить это развитие во всех подробностях, даже если он посвятит этому всю свою деятельность. Многие из математиков устраиваются в каком – либо закоулке математической науки, откуда они и не стремятся выйти (зачем менять шило на мыло)*, и не только почти полностью игнорируют всё то, что не касается предмета их исследования, но не в силах даже понять язык и терминологию своих собратьев (по несчастью)*, специальность которых далека от них». 

Таково объективное состояние двух придуманных человечеством математик, основанных на моделях непрерывного и дискретного пространств. Да, тяжело найти кошку в математических закоулках, особенно, если она греется в лучах целочисленной математики природы, основанной на реальной дискретно – непрерывной модели пространства. Описанная ситуация, с одной стороны напоминает поведение раковой опухоли (неуправляемое размножение паразитных клеток), а с другой – строительство вавилонской башни, когда на верхних этажах строители уже говорили на разных языках и перестали понимать друг друга.  
Современная математика, не познавшая эволюционных законов системы натуральных чисел Природы и системы гексагональных координат реального, структурированного на атомарном уровне пространства Природы, не отождествившая естественнонаучного смысл с математическими операциями, числами и функциями, вынуждена обслуживать все науки естествознания. Такой язык ни понимать, ни отвечать природе нет никакой необходимости – она на своем языке прекрасно обходилась до появления человечества. Необходимо вернуть  математику, способную описывать закономерности Природы на микро-уровне. Только такая математика сможет послужить единым языком всех наук и, в первую очередь, философии. Для этого она сама должна подчиняться всеобщим философским законам. И зародыш такой математики существовал в школе Пифагора. Наша задача, с позиций современного знания, воскресить учение Пифагора и развить до возможности практического применения во всех областях естествознания, что позволит преодолеть кризис естествознания, порождённый кризисом «человеческой» математики. 
   В древнем мире, вплоть до разгрома школы Пифагора, не было профессионального разделения на философию и математику. Это единство было предопределено возникшим у «Homo sapiens» еще не вполне осознанным стремлением к познанию и гармонии. После разгрома школы Пифагора это единство было утрачено. Драматизм этого события усугубился тем обстоятельством, что Пифагор свои знания передавал ученикам устно, в связи с чем не осталось письменных источников его учения. Естественно, что когда через несколько поколений его последователи решились это знание описать - оно  потеряло целостность, «дух» и получило массу искажающих его интерпретаций. 
Следуя завету Ломоносова, необходимо уяснить, на каком языке общались строители первого этажа и в чём причина очевидно кризисного состояния современной математики? Для ответа на этот вопрос необходимо вернуться на тысячи  лет назад. 

* комментарии Владимира Хренова 

                    (продолжение следует)

Владимир Хренов

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Исторические аспекты кризиса математики и естествознания

Воскрешение истинной математики Пифагора​​​​​​​

Необъяснимые артефакты. «Золотая экспедиция» Андрея Полякова

Категория: Vox Spiritus | Добавил: Bro (09.02.2020)
Просмотров: 2509 | Теги: Владимир Хренов, Математика, пифагор, наука | Рейтинг: 5.0/49