menu
person

Таинственные свойства растений и деревьев

Вера в таинственно-чудесные и исцеляющие свойства растений и деревьев носит смешанный религиозно-языческий характер. Но несмотря на суеверный характер, взгляды эти гораздо возвышеннее, разумнее и мягче того дикого и беспощадного отношения к растительности, которое характеризует наше время.

Священно Божие дерево, которое Сам Бог насадил в раю прежде всех дерев, священна верба, которой нельзя топить печей, и священные те деревья, которые выросли на месте когда-то бывшей церкви и которые могут идти на постройку только новой церкви или часовни. Такого дерева никто и никогда не срубит: все равно, залезть в церковь и там вырубить бревно — говорят о такой порубке крестьяне. Если же кто срубит, у того или из детей кто умрет, или его самого кто-нибудь убьет. Иногда срубить всякое старое дерево считается грехом, и срубивший его или сходит с ума, сламывает себе руки или ноги, а нередко и умирает.

В некоторых местах верят в существование так называемого «буйного дерева». Такие деревья попадаются в сосновых и еловых лесах и обладают необыкновенной разрушительной силой. Найти их могут только знахари. Будучи срублено и вместе с другими попадая на постройку избы, оно может сделать так, что дом, без всякой причины, рушится и давит обломками хозяев. Даже щепочка от такого дерева, положенная под мельницу или плотину, разрушает эти сооружения. Молния чаще всего ударяет в эти буйные деревья, и всякий знающий человек никогда не сядет во время грозы под сосну или ель, а всегда под березу.

Такой же неприкосновенностью пользуются деревья на кладбищах и в священных и заповедных рощах. Кто срубит хоть одно такое дерево или только осквернит его чем-нибудь, того неизбежно постигает какое-нибудь несчастье: он ослепнет, захворает или умрет. В таких рощах нельзя веселиться, играть и во¬дить хороводы. Нередко при них устраиваются часовни.

Одна из таких рощ, Белаевская, существует в Макарьевском уезде (Костромская губерния). Предание говорит, что в ней была раньше церковь и что роща эта святая. С Пасхи до Вознесенья, ночью на каждый праздник, происходят в этой роще богомолья, на которые собираются преимущественно женщины и поют стихи и канон Пасхе.

Многие, приписывая целебные свойства самой земле, на которой растет роща, кладут за пазуху этой земли бесноватым и кликушам, и она выгоняет из них «вселившихся бесей».

В наше время, с истреблением лесов, таких рощ остается уже мало,  и сохраняются они больше в северных и северо-восточных губерниях России, в центральных же губерниях почти исключительно являются предметом почитания и веры в их целебные свойства лишь отдельные деревья. Под такие деревья кладут больных, поят их отваром цвета и листьев с того дерева, окатывают с них водой детей, грызут при зубной боли и т. п. Об одном таком дереве сообщали в начале ХХ века  из города Троицка. Это три липы, растущие из одного корня, остатки еще не так давно бывшего здесь громадного липового леса. Дерево это в славе не у одних только троицких крестьян, но и у всех окружных жителей, верст на 20 — 30. О происхождении его существует такое предание.

Давно, еще в ту пору, когда Троицк был острогом, а кругом стояли леса, жила в Троицке «проста-свята-девка», часто уходившая в соседний лес помолиться. Однажды, с целью изнасилования, напал на нее один парень и убил, в чем после чистосердечно признался. Похоронена она была в том самом месте, где найден был ее труп. И вот, спустя несколько времени, из колена убитой выросли три липы, обладающие чудодейственной силой и излечивающие от всяких недугов. Деревья эти так и называются — «исколено».

Существует убеждение, что если начать рубить их, то при первом ударе топором покажется кровь, и даже передают такой случай: один поп со становым задумали срубить это дерево и согнали народ с топорами.

Несмотря на все увещания и даже угрозы станового, никто из крестьян не решался исполнить этого требования. Тогда он и поп начали рубить его сами. Но только что ударили, брызнула прямо в глаза им кровь и ослепила. Прозрели они только тогда, когда сознали свою вину и съездили к дереву попросить прощения.

В чудесные свойства этого дерева крестьяне верят так сильно, что разубедить их нет никакой возможности, и попытки к этому могут быть приняты чуть не за богохульство. Наш троицкий сотрудник произвел такой опыт: сломал несколько сучьев этой липы и бросил их, с целью узнать, будут по ним ездить или нет. Через три дня он убедился, что сучья не тронуты, а вправо, в объезд, был проложен новый след.

Кроме силы исцелять болезни, этому дереву приписываются и другие необыкновенные свойства. Если к этому дереву хоть раз в год будет ходить на поклон девушка, то ее не коснется никакая порча, и хотя и будут любить парни, но они же будут охранять ее целомудрие. Поэтому, каждая мать считает своею обязанностью ездить вместе с новорожденной дочкой на поклон к «исколену».

Впрочем, по замечанию сотрудника, в настоящее время, чаще приписывается этому дереву только чудодейственная способность предохранять девушку от беременности.

Когда сотрудник вздумал было по этому поводу высказать свое сомнение, то одна крестьянка ему возразила: «У меня была внучка, и уж такая непутевая девка была, пятнадцати лет с парнями знаться начала и играла с ними повсячески, других таких, пожалуй, и не знаю, — а што же ты думаешь? Ни разу не родила в девках-то. На девятнадцатом году ее замуж выдали, и как выдали, в тот же год родила: вот, какое дело-то. А оттого все Бог хранил, — заключила старуха, — что я ее кажинный год к «исколену» прощать водила. И другую девку знаю, будто, и смирненька была, а в девках-то двоих родила, а оттого, што к «исколену» не ходила, опосля-то и спохватилась — пойдем, говорит, бабушка, попрощай меня, да уж поздно было: ходила, да без толку».

Обычай «пронимания» больных через распиленные и расщепленные деревья до сих пор сохраняется в очень многих местах.

В Пошехонском уезде (Ярославская губерния) лечение подобного рода, существовавшее издревле, занесено даже в церковные летописи и в житии святого мученика Адриана описано довольно подробно. Вот что читаем мы в этом житии: «Тамо распгяше древо, зовомое рябина, обычай же имяху, во всяки годы, мнози из близ сущих весей и градов людие, в бывающий день пятничный, пред праздником святого пророка Илии, приходят в оное место к реченному древу рябине. Прихождаху же и священницы из ближайших селей и приношаху образ святыя мученицы Параскевы, нареченныя Пятницы, молебная пения совершающие. Людие же, для получения здравия, сквозь оное древо пронимают дети своя, инии же совершеннаго возраста и сами пролазаху и получаху исцеление».

Для пронимания, особенно детей, чаще всего служит молодой дубок, но иногда употребляются и другие деревья — береза, осина и т. п. Из некоторых мест нам сообщают даже об особого рода «пронимальных соснах», через дупло которых пролезают больные.

Кроме такого, существуют и другие способы получать от деревьев исцеление. В роще около Леушинского женского монастыря (Череповецкий уезд Новгородская губерния) есть две старые, корявые сосны, обладающие способностью излечивать зубную боль: для этого стоит только погрызть дерево больными зубами. Вера в чудодейственную силу этих сосен так укрепилась среди окрестных жителей, что здесь каждый праздник можно видеть по несколько человек, усердно грызущих деревья.

В некоторых местах (Городищенский уезд Пензенская губерния) страдающих зубами и больным лихорадкой рекомендуется опираться ногами об осиновое дерево или осиновое полено. Хорошо также при зубной боли отыскать в лесу старый дуб, близ которого вытекали бы ключи, содрать с его ветки кору и, вымочив ее в роднике, носить в ладанке.

Чудесным свойством обладает и кипарисное дерево: оно оберегает человека от всякой заразы.

Хотя вера в целебные свойства растений основывается, главным образом, на их физиологическом действии, подмеченном народом, но первоначальный источник этой веры, бесспорно, также суеверный.

Растениям а приори приписывают необыкновенные и чудесные свойства действовать не только на натуру человека, но и влиять на чисто внешние обстоятельства его жизни и, без сомнения, это был тот экспериментальный путь, которым шел народ в определении целебных свойств растений и их действия при различных болезнях.

Особый взгляд народа на растения, стоящий вне их лекарственных свойств и аналогичный его воззрениям на деревья, землю, огонь и воду, как бы время не изменило этого взгляда, нередко сказывается и теперь.

Некоторые крестьяне считают большим грехом косить траву до Петрова дня, и убеждены, что скосивший ее до этого срока бывает наказан Богом какой-нибудь болезнью и ему «никакое лекарство травное не поможет».

Богородскую траву, собираемую для лечебных целей, некоторые знахарки рвут не иначе, как со словами: «Тебе, травонъка, на исхождение, а мне, рабе Божией, во исцеление». В немалом числе мест сохраняется старинный обычай в вечер дня Аграфены-купальницы (23 июня) и утром, в день Ивана-купалы (24 июня), не пивши и не евши, отправляться в поля, луга и леса и искать там «сорок трав».

Вера в чудодейственные травы и цветы, расцветающие только в ночь на Ивана-купалу или, как его иногда зовут, на «Ивана-травника», распространена почти повсюду и во многих местах сильна до сих пор.

В некоторых местах Воронежской губернии перед сбором лекарственных трав читается следующая молитва: «Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа, аминь. Благослави, Господи, Мать Божия, Пресвятая Дева, Богородица, и Святой отец, праведный Абрам. Я пришел к вам испросить у вас дозволить мне трав сорвать, на всякую пользу и от всякой болезни всем православным христианам. Святой отец, праведный Абрам, все поле орал, Симон-Зилот садил, Илья поливал, Господь помогал, небо отец, а земля мать. Благослови, Господи, эту траву рвать на всякую пользу всем православным христианам».

Все рассмотренные средства составляют только одну небольшую часть домашней терапии крестьянина. Кроме них, существует масса других приемов и средств, почти всегда имеющих для своего употребления те или другие идейные основания.

Суеверная идея, обнаружившаяся в процессе опахивания, что болезнь может быть ограничена кругом или чертой, нашла себе применение и в чисто домашней обстановке. Проведением такого магического круга лечатся иногда нарывы и «непроступы». Круг очерчивается углем и получает размеры, соответственно желанию больного ограничить болезнь теми или другими пределами.

Подобным же образом лечат «круги». В Череповецком уезде очерчивание лишаев углем, чтобы они не распространялись по телу, производится на вечерней заре, с молитвенными приговорами, а самый уголь, после выполнения своей роли, бросается на землю, при поясничной ломоте круг очерчивается иногда топором на пороге избы, а верея обводится и перекрещивается острием ножа.

Как ни заманчива идея ограничить болезнь, идея уничтожить ее совсем должна быть еще более привлекательной. Символически достигается это иногда таким образом: у больного выстригают несколько волос, остригают ногти, просверливают в осине дыру и, положив туда ногти и волосы, заколачивают камешком.

Такой же символически уничтожающий прием применяется при лечении «стрельбы» в ушах. Подув предварительно на больное ухо, вкладывают в него небольшой камушек и оставляют на целую неделю. Вынув, бросают в огонь и затем кидают в речку, выбирая преимущественно те места, где сливаются три ручья.

Очень решительный, уничтожающий прием проделывают некоторые орловские знахари, имея дело с грыжей. Они выламывают из пола, среди избы, доску и забивают осиновый кол, со словами: «Как Иуда в землю вошел, схоронился, так и ты, грыжа, пропади и спрячься в середку».

Идея уничтожения болезни обнаруживается и в суеверном обычае, практикующемся в некоторых местах и в настоящее время, зарывать в землю, при эпидемических болезнях, различных животных — собак, кошек, ягнят.

Интересен суеверный способ хоронить эпилепсию. Во время припадка у больного отрезают клок рубашки, и как только случится покойник, кладут этот клок ему в гроб. Проделывается это 12 раз и болезнь проходит.

Иногда, в случае применения такого уничтожающего метода, совершается настоящее ауто-дафе. В 1897 году, во время обширной эпидемии тифа, в Новоникольской волости (Грязовецкий уезд Вологодская губерния), поселяне жестоко избили местную знахарку, заподозренную в распространении болезни, отрезали у ней косу и торжественно сожгли эту косу на костре.

Для уничтожения болезни можно применить и другой нехитрый способ: выгнать болезнь. Таким образом, нахлестывая по стенам вицами, выгоняют из дома в Вельском уезде горячку, а в Сольвычном, когда больной горячкой начнет бредить, зажигают несколько прутиков вересу и, сдернувши с больного одеяло, стегают его вересом по ногам. Делается это врасплох и повторяется несколько раз.

В Череповецком уезде «лунатиков» выводят по утренним зорям на улицу и усердно стегают веником. Здесь, кроме желания выгнать, обнаруживается уже стремление напугать болезнь.

При падучей, чтобы напугать болезнь, больного, во время при¬падка, очерчивают по полу кругом и нещадно бьют травою чертополохом (Череповецкий уезд Новгородская губерния). Та же болезнь лечится «напугом» и таким образом, что кто-нибудь из посторонних тихонько подкрадывается к больному и спрыскивает его холодной водой.

Такие же проделки совершаются над роженицами при тяжелых родах и над больными при пароксизмах перемежающейся лихорадки.

Способы отпугивания болезней в различных местах варьируются весьма различным образом и между ними особенно любопытны те, которые производятся «прикусыванием». В Никольском уезде (Вологодская губерния) при «ногтовидице» три раза кусают больной палец, произнося слова: «Не тебя я, палец, кусаю, а злую-лихую ногтовидииу, чтобы не было ее никогда».

В Городищенском уезде (Пензенская губерния) к больному «с ломом» в руках или ногах подводят мальчика или девочку, последышей в семье, и дают им слегка кусать больную ногу или руку, за локоть или за колено. После каждого укуса ребенок должен плюнуть. Таким же образом в Кадниковском уезде (Вологодская губер¬ния) закусывается грыжа у ребенка. Закусывание здесь производится через тряпицу, которая потом бросается со словами: «Не тело и не пуп кусаю, а кусаю злую и лихую грыжу, выживаю, выгоняю из тела и укрепляю раба Божьяго навеки». В Вятской губернии при этом произносятся более простые слова: «Грызу, грызу пупище, отгрызу грызище», а в Никольском уезде (Вологодская губерния) — такого рода приговор: «Не ты, грыжа, грызи нас, а мы тебя грызем и кусаем».

Иногда грыжа закусывается, так сказать, символически. Знахарь отыскивает щепку с сучком и, вместо грыжи, начинает грызть ее, больной же, как при утине, спрашивает,  что он делает? В ответ, что тот грызет грыжу, больной должен поощрительно сказать: «Грызи, грызи, чтобы ее век не было» (Юхновский уезд Смоленская губерния). Хорошо также, если грыжу закусит мышь. Для этого ее сажают на грыжу, стараясь раздразнить. С той же целью сажают иногда на грыжу белого червяка или жука.

Иногда такие приемы приобретают особенную сложность. Чтобы напугать и выгнать «жабку» (ангину), душат двумя пальцами правой руки, большим и мизинцем, пойманных крота или жабу, водят потом этими же пальцами по боковым сторонам шеи больного, как бы угрожая задушить «жабку», и иногда усиливают этот прием употреблением внутреннего средства, давая пить больному воду, пропущенную 3 раза сквозь отверстие в конце тележной оси, куда вставляется чека.

Такое же символическое значение имеет и прием, известный под названием «колоть» жабку. Прикалывание жабки производится или прутиком с двумя концами, на подобие вилочки, или двумя пальцами, указательным и мизинцем, в то время, как остальные пригнуты к ладони.

Из книги Гавриила Ивановича Попова «Народно-бытовая медицина»

Фото и Видео - Андрей Поляков

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Русская магия. Целительная земля

Русская магия. Как сделать воду целебной

Живая и мёртвая вода. "Золотое яблочко"​​​​​​​

Категория: Золотое яблочко | Добавил: Bro (21.02.2020)
Просмотров: 1931 | Теги: заговоры, суевермя, народные традиции | Рейтинг: 5.0/37