Главная » Статьи » Андрей Поляков

Виссарион: Прогресс и Спасение – удел единиц

18 августа 1991 года впервые прозвучало Слово Учителя Виссариона, явившего Последний Завет Отца Небесного. 20 лет на Юге Красноярского края идет становление Новой Сибирской Цивилизации, которая была предсказана пророками. В ее основе лежит общность людей, объединившихся на Духовной основе.
 
Вcе эти годы Виссарион призывал политиков, ученых, религиозных лидеров попробовать внимательно изучить процесс становления нового общества. Для большинства это оказалось непростой задачей.  Мы же продолжаем свои наблюдения за происходящим в общине все эти 20 лет. Учитель Виссарион эксклюзивно ответил на наши вопросы, касающиеся ближайшего будущего нашей цивилизации.
 
- Многие, особенно после фильма «2012», отчётливо понимают, что на планету надвигается нечто грандиозное.  Премьер Путин, например, ровно год назад спросил экологов: «Куда нам бежать?».  Ответа от учёных не последовало. А что бы вы ему ответили на этот вопрос?

- Такие слова  больше носят игровой характер. Но  если всерьёз отнестись к вопросу:  «Куда бежать?»,  то вполне можно в ответ задать встречный: «А стоит ли?».  Потому что сбежать от чего-то  – неправильный выход из решения каких-то проблем. В этом случае вполне уместно сказать: "От судьбы не сбежишь».

Поменять судьбу – другое дело. Потому что, меняя судьбу, человек меняет то, что  трагически скажется на его  последующих решениях. Поменяв судьбу, он может от этого уйти естественно и период  до очередной трагедии будет  гораздо более длительным. Поэтому сбегать ни от чего не надо.

А вот учиться трезво осмысливать информацию, с которой соприкасаешься,  будет мудро. Ведь любая информация, которая звучит на Земле в определенный момент, это либо прямая подсказка о реальной угрозе в ближайшее время, либо какой-то намёк, в каком направлении надо мобилизовать себя и свои мысли.  Если человек учится правильно использовать свой разум, он, в конечном итоге,  найдёт интересное решение и сыграет  какую-то иную, не менее, чем доселе полезную роль.  Но если, при его качествах, он не может сыграть больше ничего, то он и не найдёт этого решения. Ему надо будет  принять достойно то, что до сих пор у него открывалось.

И если мы говорим о вероятных экстремальных условиях, которые могут быть на Земле, конечно же, есть регионы, которые  практически не подвергнутся   изменениям. Юг  Красноярского края и вообще это плато Сибирское  минимально изменится. Но нельзя будет на нём спастись сбежавшим.

Экстремальные условия способны разрушить привычный  жизненный уклад, финансовую систему и так далее. И если человек не имеет качеств, располагающих к правильному объединению с ближними, он не спасётся. Мало того, что надо уметь правильно общаться с Землёй и брать у нее необходимое, чтобы прокормиться, нужно  ещё так уметь общаться с ближними, чтобы  они не рассматривали тебя  в качестве вероятной добычи, рассматривая через оптический прицел.
 
Выжить можно только нормальным коллективом, где доверяют полностью друг другу. Тогда этот монолит имеет максимальные шансы проходить экстремальные условия. Но люди, живущие в современном обществе, разучились  жить вместе, хотя находятся, вроде бы,  рядом. К примеру, на небольшой площади  многоэтажки  вмещается целое  поселение. Но они все чужие между собой  и в экстремальных условиях друг друга обязательно будут рассматривать как добычу. Это дикая природа человека, не сформировавшаяся в нормальном виде, ориентированная, прежде всего, на страх, на возможную опасность.

Человек таким не должен быть. Но он другому никогда и не учился.  Прошли тысячелетия, но проявления каменного века,  главенствуют  в нем до сих пор. Что-то улучшилось, что-то утончилось, но  животная составляющая осталась  на том же самом уровне. Она не изменилась до такой степени, когда можно было бы сказать: человек – это уже не животное. Пока в нём преобладает животный принцип.

Поэтому если произойдут какие-то сложности и разрушится привычная система, тем, кто не сможет  правильно объединиться,  нет смысла куда-то сбегать, они всё равно не выживут. Они начнут друг друга использовать. Но это будут очень нехорошие обстоятельства, потому что человек накопил большой потенциал, связанный с умениями и возможностями уничтожать себе подобных.

Так что, сбегающих  Я могу просто спросить: «А стоит ли?».  А ищущие  пусть продолжают мудро осмысливать информацию, которая к ним поступает, понимая,  что в момент, когда будет решаться судьба человечества, обязательно будет дана возможность спасаться правильно. Обязательно!  Тем более, что человечество – это не единственная разумная цивилизация в мире Вселенной.

Те,  кто имеет благоприятный потенциал, располагающий к дальнейшему правильному переходу на  следующую  ступень  развития, почувствуют внутренний зов. Соприкоснувшись с нужной информацией, они взволнуются. А  дальше перед ними встанет вопрос:  менять ли свою судьбу? Такое решение они  должны будут принять   самостоятельно. Это и есть свобода выбора.

Но не все, имеющие хороший потенциал,  решаться  сделать интересные шаги в будущее.
 
- Российский  премьер, судя по его метаниям, всерьез переживает о будущем, и не только своих близких. Способен ли он воспринять ваши  послания, сделать вывод и, возможно, направить народы России по правильному пути?

- С позиции «способен ли кто-то», Я никогда не рассматриваю  людей. Я всегда воспринимаю человека с верой и надеждой, что может быть, у него  получится. И Я не смотрю так категорично: если не способен, значит, и смысла нет ничего предпринимать. Моё существо выстроено таким образом, когда Я ко всякому человеку отношусь с верой и надеждой, что может быть, получится ему сделать хоть что-то.

Поэтому, конечно, Я до последнего надежду буду питать.  Даже если Я с течением времени, сталкиваясь с конкретными фактами, увижу, что вероятность может быть уже никакая,  Я категорично внутри себя не поставлю эту оценку,  потому что это будет противоестественно Моему Существу.  Всё равно останутся какие-то проценты,  малейшие  доли  надежды, что может быть, хотя бы одной мыслью человек повернётся в нужном направлении.

Но в данном случае идёт разговор о политике. И  так, как хотелось бы направить народ России, у меня остается  микроскопическая надежда. Потому что в политике пребывает множество  людей, не просто далёких от духовных ценностей, но  своими усилиями противостоящих этим ценностям. И поэтому сам политик в единственном числе ничего не может сделать. Он должен опереться на народные массы. В государстве это не десять человек, это огромное количество  людей, которые стоят у разного  вида рулей.  Если  говорить о спасении России, надо, чтобы на каждом ответственном посту  стоял благоприятно проявляющий себя человек. А если он один  проявится, президентом станет, он ничего не сделает, пока вся команда  не будет в таком же духе правильно мыслить.

Мир в опасном русле проявился, и поэтому его  кончина   была определена  достаточно категорично.  Так,  как развивается мир, её нельзя обойти. Для этого надо кардинально поменять своё мировоззрение.

Но это возможно лишь тогда,  когда у руля действительно встанут духовно устремленные  люди повсеместно, тогда ещё есть шанс. Но вероятность такая очень мала, потому что сам институт власти не подразумевает духовного развития. И когда человек туда устремляется, он неизбежно отворачивается от духовных ценностей. Он должен будет, как политик, говорить о чём-то красивом,  культурном, но в духовных ценностях он не будет понимать ничего. И такие люди управляют в обществе. Они неплохие, они могут быть хорошими хозяйственниками. Но без духовного нормального становления,  общество  нельзя спасти и  утвердить в нем какой-то порядок благоденствия, где все люди счастливы. Можно создать «обманку», если обеспечить их многочисленными материальными ценностями, и где они как будто бы улыбаются.

Духовно нормальный человек легко определяется в трудных условиях. Когда случается что-то трудное, экстремальное, вот тут и проявляется истинное качество человека.

И поэтому  в благополучных странах, которые сейчас существуют, проживают  слабые люди. При экстремальных  условиях  они легко впадут в шок, в панику, получат огромный стресс, и будут мало способны  к нормальным  действиям. У них нет нужных качеств, и озлобиться для них будет элементарно просто.

Духовные ценности – это нечто  другое, когда, что бы ни произошло, человек сохраняет человеческие качества. А человеческое качество истинное –  постоянная готовность  помогать, не ожидая: а дадут ли ему взамен что-нибудь?  Как к нему кто-то будет относиться – это не важно, главное – он помнит, что он хорошо относится ко всем и стремится быть другом всем. При этом для него не важно, как его воспринимают ближние, родственники в доме, гонят его или нет.

А мир выстроился по-другому. Многие зависят от того, как к ним относятся. Поэтому для политика много значит, как его воспринимают. Он как марионетка в руках окружающего общества, слабого общества, которое как будто бы надо спасти, но он от него зависит. Как можно спасти это общество, если ты от него зависишь? Это своеобразная игра, которая всегда велась и ведётся.  В определенный момент, достигнув  чрезвычайно опасного для всех  уровня, игра  закончится. Вот и наступает это время.

Поэтому сейчас можно видеть, как легко люди поднимают друг на друга оружие, как легко они проявляют озлобленность. Там, где человек психологически слабее, он быстрее начинает впадать в эту дикость. Сейчас время будет  зажимать людей всё больше. Психика человека будет перегружаться и ещё раз повторюсь – там, где люди послабее, там и «стрелять» начнёт.

Поэтому и спасение не должно было определяться в какой-то момент, когда приходит Спаситель и говорит: «Вот, теперь  так давайте сделаем и всё, вы спасены!». Нет, прежде надо поменять свои качества. А  на это требуются годы. Чтобы  поменять наработанное веками, нужен  труд колоссальный! Это подвиг! Его надо совершить за какой-то период, который сделает человека способным переходить дальше, идти в будущее. Поэтому и нужен был период определённой стабильности, когда за это время будет подготовлена  определённая  часть людей, которые сами себя  поменяют.

- Уже сейчас заметно, что в связи с какими-то планетарными процессами резко изменяется психическое состояние людей, неконтролируемо растет агрессия. Есть ли возможность остановить или изменить этот процесс, происходящий с человечеством?

- Нет, такого способа нет. Это всё равно, что мы говорим: есть ли способ уйти от так называемого Армагеддона, который предсказан Писанием?  Есть неизбежность, которая по большому счёту, происходит во спасение человеческого рода. Конечно же, это, как Я уже неоднократно подчёркивал,  к воле Бога не имеет отношения. Бог никогда не может кому-то определить гибель и страдания, такого в принципе не может быть.

Используется период времени, где в естественных своих условиях, при каких-то побочных проявлениях (так Я сейчас немного  обобщаю) на Земле должны будут произойти неизбежно события, которые на самом деле можно будет использовать как рубеж определения судьбы человечества. Поэтому, когда говорится о каком-то страшном конце света, на самом деле это во благо человека. Ведь жизнь человека не определяется, как раньше считали, так, что люди живут в теле и после смерти  ничего как будто бы не остаётся.  Человек остаётся. А значит,  даже массовая гибель человеческих биологических организмов,  вовсе не означает гибель человечества.

И получается, что это  естественное обстоятельство  можно использовать как некий фильтр, который остановит ненормальное развитие, и посредством которого  можно будет выделить ту часть людей, которая, пройдя определённый период экстремальных условий, сохранится и станет основой будущего человечества. И основой должен  стать единый народ – некая общность, которая имеет правильный взгляд на окружающую реальность, более точное представление о мироздании, о законах развития, более совершенное представление, чем то, что до сих пор традиционно сохранялось в течение долгих веков. А на самом деле традиционно сохранялось то, что, тысячелетия назад было понятно для того человека. Но сохраняясь в традиции, люди меняются, их разум меняется, а представление сохраняется то же самое. Его нельзя так традиционно хранить. Оно начинает уже играть вредную роль.

Поэтому в данном случае нужны условия, когда будет явлено  новое Учение, которое должно восприниматься естественно как Истина. И тогда люди, вокруг него  собираясь и принимая это Учение,  начинают формироваться в едином потоке и едином пространстве представления об окружающей реальности. Вот эту основу нужно теперь заложить, сформировать. И тогда, став способными проходить экстремальные условия, они и сыграют эту спасительную роль.

Но всё остальное нужно останавливать. А так как воли Бога нет, чтобы карать молниями или чем-то ещё (было бы очень просто тогда!), это несколько по-своему происходит. Поэтому,  где-то чуть позже, где-то чуть раньше, там, где идёт перегиб  ненормальных проявлений,  Земля  будет проявляться в губительных для живущих на этой поверхности  масштабах, независимо от того, взрослые это или дети.

Вот так сама Природа и сыграет свою спасительную для человека роль, погубив многих. Но погубив, конечно, не душу человека. Душа  приобретёт опять тело, это не проблема. Но нужно будет остановить тех, которые, продолжая ненормально развиваться, дрожащими руками манипулируют вокруг кнопочек, от которых зависит жизнь тысяч людей. Эти организмы лучше остановить,  их просить бессмысленно.

- Судя по настроениям в обществе, в его разных слоях, люди понимают, что мир висит на волоске, и мечутся в поисках выхода. Стоит ли им как-то подсказывать о событиях в Сибири, или они сами должны искать ответы на свои вопросы?

- Рассказывать, конечно, можно. Это своеобразная благая весть, но нести ее надо не традиционным образом, как обычно пытаются веру друг другу навязать,  и это проявление  носит ненормальный характер. Навязывать нельзя.

Ведь здесь главное – попробовать дать шанс тому человеку, который имеет нужный потенциал для правильного принятия   в том, что определяет спасение для человеческого общества. То есть туда нельзя загнать всех. Поэтому не должно быть никаких чудес, ничего такого, что человека лишает возможности правильно осмысливать происходящее, а просто загоняет во что-то. 

Поэтому конечно делиться, рассказывать, показывать можно, но не навязывать. То есть если замечается, что человек, которому доносится информация, её как-то не воспринимает, всё, на этом надо остановиться. Но если у него проявляется интерес, конечно можно рассказать больше.

- Если в ближайшее время произойдут серьезные изменения, на эти земли хлынет огромный, неконтролируемый  поток людей.  Учитывая эту вероятность, стоит ли активно, через различные СМИ рассказывать о том, что здесь строится спасительный ковчег?

- На первый взгляд  это, конечно, только выглядит как что-то простое. Хлынуть не так-то просто. Если мы говорим о чём-то экстремальном, то экстремальное может легко выключить электричество. Если выключится электричество, не будет бензина. Не будет бензина, пешком пройти сотни километров, тем более, не ориентируясь по российским дорогам, где нет даже порой километровых знаков, не то что направления, куда идти, очень сложно. Поэтому на самом деле, это большая проблема сюда будет добраться.

Пройти  пешком через большие пространства Сибири проблематично. При  этом  ты ведь не понесёшь на себе мешок с продуктами, а закусочных на сибирских путях  не так много.  Часть людей ещё может воспользоваться каким-то транспортом…  Но  надо уметь вовремя почувствовать, что если сейчас не воспользоваться, то потом уже и вовсе не придется.

Но даже если мы нарисуем картинку,  и огромное количество людей умудрится сюда прибыть, это будет нормально. Экстремальные условия активизируют человека интересным образом. Он начинает несколько иначе думать. И понимая, что если он сюда идёт, ведь он уже прежде идёт за тем, чтобы спастись. А раз спастись, он будет готов быть послушным во многих обстоятельствах. И если правильно этих людей  направлять, они быстрее правильней мобилизуются и  что-то интересное может и получится.

Конечно же, нужно, чтобы был какой-то костяк, который принимает основную часть важных решений. Это люди, которые уже могли здесь многие годы пожить, обрести правильные ориентиры, понимания, знания. Тогда да, это костяк, который как раз станет у мелких рулей, которые в каком-то обществе требуются. Конечно, это должны быть наиболее надёжные люди, не руководители, а мастера. Мастер в области, которую он хорошо понимает и разбирается. Тогда другим остаётся правильно послушать этого человека и попробовать влиться в эту общую систему. Потому что действительно от неё будет зависеть выживание этих людей здесь. А просто толпой прибыть и делать, кому что захочется – так выжить нельзя. И они бесполезный труд сделают, переместившись с одного места сюда, чтобы с голоду здесь умереть. Хотя и земля прекрасная, но вот там-то вся и особенность: земля-то прекрасная, но если у тебя нет элементарных семян на руках, ну и что ты от земли возьмёшь? Траву жевать будешь, хвойные ветки жевать?  Это непросто.

- Земли Нового Обетования несколько лет назад были объявлены Полюсом Мира. Подразумевалось, что человек с любыми религиозными взглядами может приехать сюда и присматриваться к Свершению. Лозунг «Давайте строить будущее для детей!» прозвучал. Но реально представителей других религиозных конфессий здесь практически нет. Почему?

- Сложно представить, что сюда могут приехать представители традиционных конфессий. Потому что традиция, которая уже существует долгое время, приобрела свои специфические формы, которые не допускают каких-то нововведений вообще.

Но это обращение к тем, кто хоть как-то мыслит нетрадиционно, хоть немножко допускает какие-то иные взгляды. Больше расчёт на этих людей.

Потому что,  какими бы разными группы ни были, если они попадают в экстремальные условия, то конечно это будет непросто пройти. И всегда лучше быть не с тем,  кто исповедует ту же самую веру, что и ты, но с тем,  кто старается правильно всё сделать, жить по-хорошему, ценить светлые священные образы, мирно, по-доброму относиться к происходящей реальности, к ближним. Всегда в таком  коллективе легче пройти сложный период времени. Ещё раз подчеркнём – пусть даже если этот человек не исповедует то, что исповедуешь ты.

Поэтому, конечно же, здесь хорошая площадка, где можно пробовать строить новый мир, и каждый пусть пробует сделать по-своему. Ведь не обязательно строить дом должны  люди только одной веры. Нет. Но уже живущие здесь, приобретающие умения, какие-то знание, легко могут в этом поспособствовать, помочь.

Но с течением времени, тем более, когда живёшь там, где что-то больше соответствует Истине, неизбежно все станут в одном русле. Этого  никак будет не обойти. Поэтому пусть реально это направление живёт рядом, но оно всё равно придёт к одному. Главное – чтобы присутствовала у человека способность мыслить нетрадиционно. Это говорит о том, что на него есть надежда.

Если он традиционно мыслит, и боится воспринять как Истину всё остальное, что не соответствует уже у него утверждённым каким-то канонам, вот тут сложно на этого человека опереться, ему надо просто дать делать то, что он делает. Это его уровень, его нельзя подтягивать к чему-то другому. Это его уровень, он его должен проходить до тех пор, пока в чём-то не начнёт сомневаться. Как только сомнения начнут возникать, это говорит о том, что он начинает созревать к чему-то другому. Но он должен к этому сам дозреть. А до этого времени его трогать не надо.

А так как в обществе появилось за последний период (правда оно как появилось, так и во многом стало исчезать) много нового, то ко всему этому и хотелось бы обратиться: «Приезжайте, покажите  свой труд, если вы верите, что то, что вы несёте,  действительно может спасти человечество!  В чём это всё у вас выражается: только лишь в словах или еще  в делах?»

Опять же, касаясь  какого-то  экстремального  периода  времени, нельзя говорить о благоприятном спасении, где, если соберутся  десять человек и  правильно соединятся, им будет очень сложно  выжить. Должен быть большой объём людей, достаточный для дальнейшего развития, а не просто для прохождения какого-то сложного периода, чтобы затем снова вернуться к чему-то привычному.  Поэтому пусть приезжают, пусть рядом делают своё дело. И реально будет видно: что есть что. Это естественная форма.

- Возможна ли ситуация, когда вновь приезжающие люди по своим духовным, душевным и творческим качествам окажутся более готовыми к претворению Последнего Завета в жизнь, чем те, кто живет уже давно на этих землях? 

 - Нет, этого не может быть. Быть добрым по своим качествам, этого ещё мало, нужно уметь жить в коллективе, и жить правильно в коллективе. Говорить о том, что сюда приедет человек с нужными качествами невозможно, потому что правильно ещё никогда не жили. То есть у них в принципе не могут быть эти качества. Но в отдельных вариантах, конечно же, кто-то из приехавших впоследствии, вполне по духовным, моральным качествам  может быть выше тех,   кто уже здесь давно живет.

На этих землях собрались  разные люди:  кто-то достаточно интересно развитый, надежный, на него можно положиться и  быть спокойным за него – он хорошо идёт, правильно идёт, хотя конечно допускает ошибки. Здесь нет  таких, которые вообще не ошибаются. Но есть и те, кто ещё пока ошибается и ошибается. У них  только изредка получаются какие-то удачные шаги.

Но вот умение жить вместе у всех отсутствует. Потому что мир никогда  не приучал людей жить вместе, и у них нет этих качеств. Тут хорошие и умные все. Каждый  в отдельности может проявить много тепла и заботы, улыбнётся много раз. С этим человеком будет хорошо до тех пор, пока не задевается его интерес.  Вот тут человек начинает волноваться, беспокоиться и  легко может отвернуться от того, что до сих пор считал священным для себя.  До сих пор его вера, на самом деле, больше основывалась на том, что священное  не должно противоречить своим собственным представлениям. И пока нет противоречий, человек  рад и  счастлив. Но как только его представления не совпадают, он начинает сомневаться: видимо священное недостаточно священно. И такие случаи тоже есть. Практически Мне это всё приходится видеть. Эта  данность говорит о том, что ориентир внутри у человека  ещё не сформировался правильно. И поэтому накладок в этом случае много будет.

Поэтому пусть даже тысяча приедет хороших, добрых людей, но они ещё тут зададут жару. Но если будут правильно ориентироваться, правильно дорожить Истиной, то всё удастся.

- Если  люди  решаются жить общиной и принимают какое-то общее решение, то сохраняется ли свобода выбора у какого-то члена этого коллектива не исполнять общее решение?

- А вот тут надо  очень внимательно проанализировать что-то связанное со словом «коллектив».

Допустим, несколько человек собрались на рыбалку пойти, коллектив решили составить. Зовут ещё кого-то: «Пойдём с нами, порыбачим». Можно сказать: «Хочу, пойдём». Можно сказать: «Не хочу, не пойду». Они ответят: «Ну ладно» и сами сделают своё дело, что-то добудут  и между собой распределят.  Им не столь важно, пошёл этот человек с ними или нет. Это вот один род коллектива.

К примеру, другой коллектив – команда корабля. Свободу выбора имеет член команды. Но будет ли нормально, если капитан говорит: «Все на мачты!», а он отвечает: «Да нет, я отдохну. У меня всё-таки свобода выбора». Корабль пойдёт ко дну, если такое начнётся.

Поэтому коллективы бывают разные. Если мы говорим о коллективе, где люди учатся жить вместе, от этого «вместе» зависит их жизнь, жизнь их детей, возможность  выжить, то конечно можно сказать свободы выбора  не имеет  этот человек. И тогда ему приходится выбирать: не просто делать или не делать общее дело, а быть с этим коллективом или не быть?  Не хочешь это делать, тогда не претендуй на то, что ты в коллективе, ты просто рядом. Ты можешь поучаствовать, можешь не участвовать – это твоё решение. Но если ты вошёл, значит это надо сделать.

Поэтому всё зависит от того, какие ценности и задачи ставятся.

Так же и в обществе. Масса дел, где все делают по-разному. Вроде коллектив большой – государство, Россия, но все делают  всё разное.

Но, есть области, где ты лишаешься свободы выбора, и воспринимается это как будто бы нормально. Хотя конечно и борются с этим, и ругаются, и … но слушаются. Потому что в обществе так принято.Например, призыв  в армию. Попробуй не пойди – тюрьма! В конце концов, тебя заставят идти. А заставили, значит,  будешь делать всё, что там скажут. Всё, ты лишён выбора. Хотя вроде бы свободное общество, демократия и прочее…

Вот поэтому важно, что именно подразумевается под словом «коллектив».

Если собрались люди, которые для себя постановили, что если они решили, то надо делать вместе, то тогда ты либо входишь в этот коллектив, либо не входишь. Входишь, значит, ты принимаешь эти правила. Не принимаешь правила, значит, ты не входишь, просто рядом выбираешь. Вот в этом тогда важно определиться.

Это как в племени, опять же можно ещё привести параллель. Разве можно представить,  чтобы кто-то из аборигенов отказался делать что-то, что вместе племя постановило и сказать: «Да я полежу сегодня, что-то у меня настроения нет»?

Так что вот эту область конечно важно внимательно анализировать. Иначе,  находясь в коллективе, можно так повести себя, что потом удивятся: «Ну что ж ты так? Вроде бы с ближними живёшь вместе, а как будто чужой!»  Это зависит от умения войти в коллектив.

- Углубляясь в познание Истины, каждый берет на себя определенную долю ответственности. Если человек почувствовал, что в определенный момент он не способен взять более тяжелую ношу, стоит ли ему на время остановиться и исполнить то, что он в состоянии исполнить или ему следует стараться не отстать от общего потока? 

- Вот это уже хорошо было бы смотреть гораздо конкретней. Потому что, конечно же, возможности у людей разные, и не всё они одинаково могут исполнить Истину. Но порой важно стремление исполнить, и не важно -  исполнишь ты или нет. Один, при своем старании сможет исполнить какой-то труд, а другой, у которого намного меньше сил, нет.  Но он должен стараться сделать. Вот почему для человека в развитии играет большую роль вера, а не знания.

Одно дело – ты знаешь, что по силам, а другое дело – ты предполагаешь. Ведь порой, столкнувшись с какой-то трудностью, у человека легко срабатывает слабость, он говорит: «Всё, я не могу». Это его особенность и большая часть людей так и реагирует. А тут  неважно - сможешь ли ты. Важно, чтобы  ты пробовал сделать и попробовал приложить все свои усилия, все, какие есть, даже маленькие – попробуй, приложи!  А потом мы посмотрим, что ты можешь. Вот это и важно: идти, а не гадать заранее: дойдёшь ли ты до чего-нибудь или не дойдёшь?

Путь духовного развития – это идти. Упал – вставай, иди дальше. Важно,  не сколько раз ты упадёшь, а как  упорно ты стараешься идти дальше. Не двигаются ноги - ползи! От тебя, значит не требуют, чтобы ты бежал, не требуют, чтоб ты шёл. Здесь важно перемещение: как ты перемещаешься и перемещаешься ли?  Не двигаются ни руки, ни ноги – мыслью двигайся, потому что мыслью тоже можно двигаться, прорабатывать образы какие-то, выстраивать какие-то сцены внутри себя, где ты учишься реагировать правильно на что-то привычное. Потому что,  когда выстраиваешь в голове ту или иную психологическую сцену, будет естественно проявляться переживание, которое тебе характерно. У тебя есть возможность перерабатывать, осмысливать иначе эту сцену. И когда ты начинаешь правильно её осмысливать, ты начнёшь замечать, что переживания негативные, которые проявились, начинают гаснуть. То есть ты уже работаешь, начинаешь двигаться с помощью мысли.

Поэтому здесь главное – стремление идти вперёд. Вернее даже не идти, слово «идти» тут, как бы условно обозначается. Главное – перемещаться, стремиться переместиться вперёд. А каким образом? Огромные возможности у человека. Поэтому главное – стараться.

Если что-то не получилось, то при правильной оценке этой ситуации никто не скажет: «Ну что ж ты так?» Уже видно, что человек всё сделал. Ему помогут, подтянут, успокоят. Но всегда рядом окажутся те, кто тоже ценят вот это старание. Они понимают его, и они всегда будут рядом с таким человеком.

Надо  не торопиться оценить ситуацию  своей головой, голова легко подсунет информацию, что это не по силам. А раз не по силам, ты остановишься. Как только сказал себе: «Нет, я не смогу», значит, остановился. А если  ты не пошёл дальше, то проиграл. Ни в коем случае этого  нельзя делать. Вот именно в духовном развитии это делать ни в коем случае нельзя.

А во всём остальном – ну, это уже физические параметры определяют: «Я не могу перепрыгнуть пропасть, остановился на краю, оценил  – нет, не по силам». Тут можно действительно определить заранее, потому что прыгал до сих пор.  Тут уже нельзя подсказать : «Ты главное – прыгай!» (Учитель смеётся). Потому что это уже гарантировано, что ты упадёшь и разобьёшься. Вот это нормально оценить. Но в духовном развитии ни в коем случае останавливаться нельзя.

Поэтому  нельзя все время твердить: «Я грешен».  Как при таком подходе  рассматривать старание стать  безгрешным?  Ведь стараться не сделать грехи неизбежно должно, по логике вещей, привести к тому, что ты перестал их делать. А если ты гарантировано грешен всегда,  чего стараться тогда? Ты всё равно не сможешь быть другим. Как будто бы некуда идти. Ты просто уже находишься в луже грехов и всё. И чего тебе выползать, куда-то стремиться? Вот и сиди.

Так нельзя. Это опасные психологические ориентиры. Надо стремиться быть безгрешным. Тем более грех тоже правильно осмысливать надо. Это осознанное делание того, что ты определил как неправильное. Вот когда ты пошёл и сознательно  это сделал – это грех. Если ты старался сделать правильно, но ошибся где-то и споткнулся нечаянно для себя, не планируя – это не есть грех. Это момент познания недостающего.

Поэтому быть безгрешным – это значит научиться осознано не делать то, что считаешь неправильным. Как бы тебе кто-то не подсказывал: «Да это надо. Да сейчас это важно. Ты лучше сейчас сделай, потом лучше можешь не делать. Но сейчас вот сделай». То есть, не завися ни от каких обстоятельств, надо научиться держаться твёрже. Если видишь что-то неправильное, не делай этого. Вот это и есть безгрешным быть.

Поэтому это никакая не заоблачная высота, это нормальное поведение человека разумного. Вот тогда человек становится разумным. А до этого времени – это псевдо разумная цивилизация.

- Где граница между выбором души и эгоизмом? Способен  ли человек сам это определить? 

- Это сделать очень сложно. Чувственный мир человека  объединяет природные чувственные проявления и духовные. Эти вибрации очень тесно сплетены друг с другом. И их как-то разделить, провести между ними  чёткую грань трудно. Вот между сознанием и чувственными переживаниями можно провести границу. А здесь сложно.

Поэтому здесь важны ориентиры, которые прежде ставятся перед сознанием, то есть: не делай, не кради…  И много-много таких веточек, условных вешек, которые фиксирует сознание. И тогда человеку надо просто стараться следовать за этими вешками. Чувственный мир будет перестраиваться таким образом, чтобы природная составляющая чувств человека  попала в зависимость от того, что у человека обозначается совестью.

А вот совесть – это больше относится к духовным проявлениям естества человека. Природное эгоистическое  должно попасть под влияние этой духовной составляющей. И тогда всё будет нормально.

Потому что полностью убрать природное эгоистическое невозможно, пока есть биологический организм. Это присущее биологическому организму чувственное переживание. Тем более оно отвечает за самосохранение организма. Это его эгоистическая часть. Человек  должен в нужный момент испытать беспокойство, страх, если где-то что-то может грозить жизнедеятельности его организма. Он должен это испытать. А это эгоистическое чувство. Поэтому его нельзя выключить окончательно, но оно должно быть организовано.

И поэтому Последний Завет и вообще, как и до сих пор, разные заветы остались, учения остались – это как попытка поставить вешки, которые сознание может зафиксировать.

Предрасположенный к новому чему-то, человек  может почувствовать что-то важное для него – не больше. А полноту почувствовать, ценность нового можно только, когда ты это постигаешь, когда уже практически исполняешь то, что определено для твоего сознания как вешки.

Учение и носит характер установления  этих вешек: куда нужно идти, чтобы не блуждать, не гадать: а надо или не надо. Ты знаешь: надо, хотя внутри что-то не даёт делать. И порой как раз не даёт то, что надо исправлять. А это значит, надо взять и пойти и сделать, побороть себя. Побороть страх какой-то, неуверенность побороть и сделать то, что надо сделать, тогда ты начинаешь меняться.

- Нужно ли сегодня строить храмы в обществе и здесь, на Земле Обетованной?

- Это область, где нельзя сказать, что строить храмы надо, также как нельзя сказать, что верующим надо быть. Потому что это качество, эта особенность, которая должна совершенно естественно проявляться так,  как человек дышит воздухом. Зачем ему говорить: «Вы должны дышать»? Он дышит, будет дышать, даже если ему не говорить этого.

Храм – это стремление человека восславить что-то для себя священное. Он хочет это сделать красиво. Ведь человек рождён быть творцом, то есть способным творить красивое. Храм – это образ, когда человек, чему-то для себя священному, посвящает все свои умения сделать самое красивое, что он  может сделать.  Вот в этом и смысл храма.

Не должно быть такого образа  – если есть храмовые постройки, значит, люди спасутся. Потому что на самом деле истинный храм,  Церковь Божия  –  в душе человека находится. Когда люди соединяются вместе и их души сплетаются  в одном священном порыве что-то созидать ценное, важное, священное, праведное, тут  церковь у них и образуется.

А сооружение храмовое – это попытка выразить человека свою радость, своё самое хорошее, что у него есть во имя Бога, во имя чего-то священного, для него на тот момент, образ которого он имеет. Поэтому разные храмы люди всегда строили.

Им нельзя было говорить: «Вы должны строить». На самом деле у них должен быть порыв. Хотя Я допускаю, что при  традиционном понимании этой области, людям порой говорится, что и надо строить. Ну,  раз надо, пошли, сделали.

Хотя возводить храмы лишь  потому,  что кто-то сказал «надо», это уже не та ценность. Хотя красивое здание,  блестящее, украшенное всевозможными завитками, может получиться. Но зайдя туда, нельзя будет почувствовать нужную атмосферу.

Её можно почувствовать, когда это делается не потому что «надо», а потому что,  очень хочется. Когда это проявляется, тогда сооружение становится благодатным.

Люди  вместе сплели свои силы, свой дух и создали уплотнённую  информационную среду, которую  закрепило сооружение. И пребывая  в разных состояниях, в сложный период, человек, зайдя туда,  может питаться этой средой, которая будет  восстанавливать его  силы. Вот это очень важно. 

И когда другие потом приходят и выражают  свою радость пением, молитвами, пытаясь, опять же, восславить что-то священное (Я «что-то» говорю, потому что подразумеваю разные народы), они опять вносят туда элемент целительной информации. Так формируется  благодатное место, которое  играет вспомогательную роль, принося дополнительный  спасительный эффект.

Потому что на самом деле спасение – это форма жизни человека. Это не место его пребывания, а то, как он живёт, как он реагирует на что-то. Вот от этого зависит его спасение, но не от храмового сооружения.

Поэтому если люди будут строить храмы – это хорошо. Если они строят, потому что так надо, это тоже,  хорошо.  Но от количества таких сооружений конечно спасение не зависит.

- Ученые не только взвесили душу человека, но  пришли к выводу, что душа бессмертна, как у верующего, так и у неверующего. Духовно развиваться человек может независимо от местонахождения. Для чего нужно приезжать в общину, если спасти свою душу можно в любой точке Земли?

- Духовно развиваться в принципе, конечно же, человек имеет возможность в любом месте. Пока он живёт, он духовно развиваться может. Но если мы говорим о сегодняшнем времени и пробуем использовать слово «община», то одно дело – человек делает какие-то примитивные усилия духовного формирования, другое дело – очень активные и правильно скорректированные усилия.

Учение нельзя  воспринять, только прочитав. Каждая установка – её требуется пробовать сделать, и так и эдак, пытаясь осмыслить. И когда есть возможность это быстро корректировать, появляется уникальная возможность быстро и очень активно изменять себя.

Чем в большей массе люди именно одно и то же стараются сделать, тем у них быстрее приобретается мудрость. Они ведь рассуждают друг с другом, слышат разные мнения, пытаются понять то, что видят другие ближние. То есть у них появляется возможность многогранно осмыслить  что-то, чего нет в других условиях, где нет соратников и  единомышленников.  Как получится одному осмыслить, так и остаётся. Другой имеет другие совсем взгляды, он так уже не будет мыслить, он внесёт какое-то другое видение. Но активного формирования в этом случае будет достичь трудно.

Поэтому, конечно же, когда вера на всей Земле одна, то не обязательно съезжаться в какое-то одно место. Любые коллективы, которые существуют на этой Земле, они все нормальны, у них везде правильное видение Истины.  Они будут отличаться лишь какими-то бытовыми деталями.

И если определенной  мудрости человеку не хватает – он  ещё не прожил какую-то ситуацию, ему может не хватать знаний и умений, но общаясь с ближними, он легко подойдёт к нужному пониманию. Вот это в любом месте можно будет делать.

Но мы говорим сейчас об условиях, которые, по сути, активно формируются только в одном месте. Все остальные – как будто бы имеют принципиальную возможность духовно меняться, но это им выбирать: активно они хотят себя менять или как получится. Ну, пускай выберут.

Но здесь, в этой именно общине, нужны те, кто способен принять активное участие в этом формировании. Другим здесь будет сложно. Поэтому Я не могу туда звать людей. Они могут знать, что здесь происходит, но звать Я их не могу. Они сами должны сделать этот выбор.

Андрей Поляков

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Виссарион: «Пояснить и расширить Истину может только тот, кто дал её»

Категория: Андрей Поляков | Добавил: Bro (18.08.2011)
Просмотров: 17543 | Теги: религия, истина, Вера, наука, Виссарион, Апокалипсис | Рейтинг: 5.0/167